Мишины

Практически всем тем чему просвящен этот сайт-музей я обязан одному человеку - моему дяде, мужу одной из старших сестер моей матери Морозову Михаилу Михайловичу, который

djadja.jpg

Морозов Михаил Михайлович 1950 г.г.

будучи зятем моего деда несомненно общался с ним лично еще с довоенного времени. Все дети моего деда 1885 года рождения родились еще до Великого Октября, за исключением двух; моей матери и его единственного сына Григория, рожденных уже в годы НЭПА. Григорий Иванович, в котором дед видел продолжение мужской линии своего рода не вернулся  с Великой Отечественной Войны. Григорий и моя мама как младшие росли вместе и дружили с детства и все письма с фронта он писал на имя своей сестры так как моя бабушка, того же что и дед года рождения, была совершенно не грамотная. В последнем своем письме Григорий писал моей будующей маме, что собирает ей какую то посылку с фронта. Письмо пришло 23 января 1945 г. с подписью: "Мой друг Григорий Иванович Мишин геройски погиб при налете авиации". На запрос уже замужней к тому времени старшей сестры матери командир

Иван Трифонович

 Иван Трифонович  с сыном Григорием 

части ответил, что Григорий Иванович с ранением в ноги был отправлен в госпиталь на Венгерской территории.

Уже в 1946 г. в графе листов учета личного состава военком сделал пометку: "Считаю возможным считать пропавшим безвести". Дед умер уже после войны, схоронив в 1942 г. еще и одну из своих старших дочерей - Татьяну. Она как и многие русские женщины вместе с Анной Ивановной, женой ушедшего на фронт Михаила Михайловича рыли окопы где то под Шатурой и та заболела тифом, от которого и скончалась в возрасте 28 лет.

татьяна.jpg

Татьяна Ивановна  фото 1941 г. (в первом ряду справа)

Дед не воевал в Отечественную, был уже не призывного возраста, но немного повоевал в Первую Мировую и был демобилизован, вероятно одними из первых солдатских комитетов, возникавших по указу Временного правительства повсеместно. Его полк стоял в тылу где  то под Тверью.

1 мир в.jpg

Иван Трифонович (справа) фото 1916 г.

В то время он уже был женат и это фото прислал моей будующей бабушке. У них с бабушкой, еще со времен помолвки, которая как я уже говорил была неграмотная, существовала договоренность о том, что Иван Трифонович будет присылать в каждом письме фото, чтобы она могла по крайней мере видеть, что дед жив здоров. Иногда  Аграфена Матвеевна отправляла деду свои фотокарточки. Например эта фотография сделана в том же 1916 г. на которой помимо самой Аграфены присутствуют старшие дочери деда Евдокия, Анна и маленькая Татьяна на руках у бабушки.

 Агр с дочерми.jpg 

Слева направо Евдокия, Анна , Аграфена с Татьяной. 1914 г. 

Основательно повоевать за Царя и Отечество удалось как раз старшему брату Аграфены Матвеевны - Герасиму Матвеевичу Чудакову. По номеру на погонах его родственника №158 был установлен 158 Модлинский имени генерала Корнилова полк, который участвовал в Брусиловском прорыве 1916 г. Герасим или Гераська как рассказывал дядя Миша погиб от шальной пули в 1916 г. и воевал еще в Русско- Японской войне 1903 г.

Герасим.jpg

Стоят братья Муратовы, слева Петр - муж сестры Герасима Алены. Герасим в центре.

У Герасима осталась дочь - Наталья, которая еще в царские времена вышла замуж за однофамильца нашего дяди Миши - Морозова. Родительский дом моей бабушки, унаследованный Герасимом, после его гибели на фронте достался ей и уже уезжая в новую семью она по родственному продала дом моей тетке Анне Ивановне в замужестве Морозовой.

Наталья.jpg

Наталья Герасимовна и семья Морозовых.

Анна Ивановна вышла за Михаила Михайловича в феврале 1936 г. и купчая датирована 1940 г., одним из доверителей от лица продавца был мой дед Иван Трифонович. Несомненно, что Михаил Михайлович общался со своим будующим свекром еще с середины 30 годов и знал от него лично все то что успел рассказать мне, его внуку уже в конце 60 годов прошлого века.

1936 г.jpg

Михаил и Анна Ивановна Морозовы 1936 г. бабушка дяди Миши с кошкой.

Дед Иван Трифонович хорошо учился в сельской приходской школе, был премирован, как рассказывал дядя Миша Евангелием и с каким то рекомендательным письмом в 1903 г. был направлен в Иркутскую Духовную семинарию. В то время он уже был помолвлен с Аграфеной, а Российская Империя фактически присоединила Маньчжурию и юго восток Китая. Нужны были миссионеры - проводники русских культурных традиций в этих землях, которых готовили в Иркутске. Думаю, это обстоятельство заставило деда уехать из родного села в Нижегородской области в далекий сибирский город. И конечно же дед в каждом письме слал своей суженой фотографии.

дед студент.jpg

Студент семинарии 1903 г.

Следующее фото долгое время в числе прочих висело на стене деревенской избы дяди Миши. С его помощью Иван хотел показать неграмотной суженой дом в котором живет и по видимому снимает комнату. По словам дяди Миши, Иван хотел сам быть заснятым где то возле подъезда, но что то пошло не так и фото получилось без деда.

apteka_vil.jpg

Примечательно, что дом сохранился в Иркутске до нашего времени и находится на улице Марата.

" Твой дед на свадьбе у Колчака гулял"- сказал мне как то раз дядя Миша. В то время я как и и все мальчишки был фанатиком Красной армии и услышав такие слова своего дяди вообразил, что дед был за белых и гулял на каких то бандитских свадьбах где то в Сибири.

Александр Васильевич Колчак возвращаясь из полярной экспедиции через Якутск в конце февраля 1904 г., прибыл в Иркутск в канун нападения Японской экскадры на Русские корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура. 5 марта 1904 состоялось венчание Александра Васильевича и Софьи Федоровны Омировой в местной Михаило-Архангельской (Харлампиевской) церкви. Уже 9 марта 1904 г. Александр Васильевич, восстановившись в Армии отправился в Порт-Артур. 

Из рассказа дяди следовало, что дед не просто видел свадьбу будующего главнокомандующего Черноморским флотом или случайно в церковь зашел, когда они венчались, а был приглашен в качестве одного из гостей. Слово"гулял" было произнесено в традиционном для него русском смысле. В Советское время биография Колчака была недоступна и я понял своего дядю так, что дед лично знал Колчака и воевал именно при нем с Советской властью где то в Сибирских лесах. Я был 7 летним ребенком и вообще не имел представления о том, что существовал какой то исторический период до октября 1917 г. Об этом же говорит и рассказ старшей дочери деда Евдокии Ивановны 1906 г.рождения.  Как то раз во время нашего пребывания в деревне мы сидели и рассматривали с ней все эти Иркутские фотографии, которые хранились у них в каком то сундуке, и она мне сказала, что их было значительно больше. Дед сам, уже после революции сжег часть фотографий в печке и я никак не мог её понять зачем он это сделал.

Архив Колчака едет в Россию

Естественно услышав рассказ своего дяди о том, что дед учился в духовной семинарии, я поинтересовался почему он её не закончил. Михаил Михайлович ответил, что дед много чего рассказывал про Иркутск и особенно про то какой там был красивый Храм, а не закончил потому, что негде было жить. Весь город был забит отступавшими русскими войсками, и жили даже в теплушках на железнодорожных путях. 

sobor_irkutska.jpg

Кафедральный храм Иркутска в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы.

Войска из Маньчжурии пришлось выводить осенью 1905 г. и вероятно в это время Ивану Трифоновичу уже небыло смысла изучать китайский язык и он принял решение вернуться в родное село, где в 1906 г. и родилась его первая дочь. Порт-Артур был сдан, а Храм был взорван уже в 1932 г. Дальнейшая судьба Александра Васильевича хорошо известна по его биографии, но вот что могло заинтересовать полярного исследователя в простом крестьянском парне, так чтобы в предвоенной суматохе он получил приглашение на торжество связанное с венчаним - это другая история. Семейное предание - которое уже тогда было историей.