Бунт Новгородский

Преданиям мужской линии рода посвящена, изданная в 2018 году книга одноименного с сайтом названия. От отца не сохранилось практически ни каких вещей, достойных быть представленными в музее, кроме немногих фотографий уже послевоенного периода. Целью издания было отдать должную память хранимой предками легенде. Мои предки и по отцу, и по матери - крепостные крестьяне и я думаю: "Как хорошо, что это так". Как говориться, то что было давно- это почти неправда. Тем не менее со времен средневековья предки по мужской линии из поколения в поколение передавали ряд сведений, которые не противоречат известным летописным и которые можно проверить в наше время генетически. Сведений о происхождении мужской линии рода от старшего сына Александра Невского - Василия.

В детстве я и сам не поверил отцу и считал, что все эти рассказы возникли на почве прочтения кем то из родственников исторических книг. Мама, которая имела в семье больший авторитет, убедила меня, что не стоит верить в эти рассказы. Семья распалась когда мне не было еще и 10 лет и с тех пор я даже не совсем точно представлял кто был нашим дедом по отцу. Удивительно, что именно в том возрасте, в котором ушел из жизни наш отец мне было суждено вспомнить о тех родовых преданиях, которые он еще тогда пытался мне передать. Разумеется уже в зрелом возрасте, имея за плечами некоторое образование я пытался разными способами проверить правдоподобность родовой легенды. Были проведены документальные  исследования по метрическим книгам и ревизским сказкам, которые подтвердили отцовские рассказы о происхождении фамилии. Выяснилось в частности, что фамилия появилась относительно недавно, после 1862 года, и возникла без видимой по документам причины. По словам родственников,  предок просто взял современный вариант древней фамилии, которую они имели в Новгородско-Псковских землях. Было произведено генетическое тестирование и сравнительный анализ его результатов с результатами тестирования известных представителей дворянских родов Рюриковичей.

Я был шести летним ребенком, когда впервые услышал от бабушки, что у нас отобрали стол и толком не понимал - у кого, когда, и за что отобрали мебель, и почему им пришлось уехать оттуда. Взрослые иногда общались на эту тему между собой, но информация тогда не складывалась у меня в единую картину. Отец говорил о каких то братьях от которых пошла наша фамилия, о монахе родившем до пострига детей. Я долгое время не мог понять:- откуда в моей голове информация о том, что некий князь вел разгульный образ жизни и его наказал отец, пока не вспомнил рассказ своего. Однажды, уже в 7-8 лет я попросил его рассказать о том как было дело, что стол отобрали.  

Рассказ отца сводился к тому, что новгородцы в надежде склонить новгородского князя на свою сторону "водили к нему девок" с целью женить его на знатной боярыне новгородского рода. Князь был сыном Великого князя, и я все никак не мог понять, что в этой женитьбе для него было таким прельстительным, когда и сам он был знатного происхождения. Я несколько раз переспрашивал отца об этом.  "Ты пока не поймешь"- ответил отец, и в конце концов объяснил, что для "загула". Папа у нас иногда выпивал и прогуливал работу, мама говорила, что отец опять в загуле, и я эти его слова понял так, что князю с этими девками просто нравилось пьянствовать и весело проводить время. Собственно именно благодаря этому несколько комичному обстоятельству я уверен, что это был именно отцовский рассказ, а не прочтенное уже позже в книгах. Отец наказал сына за этот "загул" когда вернулся в Новгород, лишив наследства, а на возражения сына ответил, - " У меня еще сыновья есть кому дальше власть передать, а ослушаешься - вообще отрекусь." Тогда я посчитал, что этот рассказ возник на основе прочтенных кем то из родственников исторических книг, и не помню, чтобы пытался спросить отца об этом прямо.

В этой связи уместно вспомнить высказывание известного историка Н.Гумилёва о Новгородском князе Василии,-"дурак и пьяница". Непонятно, на каких исторических фактах основано это высказывание? Скорее всего на чисто субъективном представлении о человеке не участвовавшим в борьбе за власть на фоне борьбы с алкоголизмом в 20 веке.

Из летописи достоверно известно лишь то, что Александр Ярославович, войдя в 1257г. в город, сурово наказал новгородцев. "лЂто 6765 [1257]. Приде вЂсть изъ Руси зла, яко хотять Татарове тамгы и десятины /л.136./ на НовЂгородЂ; и смятошася люди чересъ все лЂто. И къ госпожину дни умре Онанья посадникъ, а на зиму убиша Михалка посадника новгородци. Аще бы кто добро другу чинилъ, то добро бы было; а копая подъ другомь яму, сам ся в ню въвалить. Тои же зимы приЂхаша послы татарьскыи съ Олександромь, а Василии побЂже въ Пльсковъ; и почаша просити послы десятины, тамгы, и не яшася новгородьци по то, даша дары цесареви, и отпустиша я с миромь; а князь Олександръ выгна сына своего изъ Пльскова и посла в Низъ, а Александра и дружину его казни: овому носа урЂзаша, а иному очи выимаша, кто Василья на зло повелъ; всякъ бо злыи злЂ да погыбнеть. /л.136об./ Тои же зимы убиша Мишю. Тои же зимы даша посадничьство Михаилу Федоровичю, выведше из Ладогы; а тысячьское Жироху даша".

В чем именно вина Василилия летописец не уточняет.  Мог ли он действительно примкнуть к новгородцам и возглавить противостояние? Летописец относит его рождение сразу же после женитьбы Александра на дочери Полоцкого князя Брячислава - Александре Брячеславовне в 1239 году. То есть к моменту 1257 г. это был 16-17 летний юноша. Двумя годами раньше, в 1255 г. новгородцы изгоняли Василия сами как раз за покорность и следование политике отца, но Великий Князь вернул сына и сменил посадника Онанью на Михалко, которого новгородцы убивают зимой 1257 года, обвинив его в смерти своего предшественника. Мог ли 14 летний Василий так резко переменить свои намерения? Если и да, то скорее всего это решение было несерьезным. Примерно к этому времени 1255 г. следует отнести возвращение на Русь и примирение с Ханом сташего брата Александра - Андрея, известного противника его политики, вынужденного к бегству в 1252 г. в следствии нашествия Неврюя. Это обстоятельство не могло укрепить серьёзность намерений вообще кого бы то ни было в одиночку противостоять завоевателям.

Не уточняет летопись и ЗЛО на которое повелся Василий. Если  речь идет  действительно о попытке военного переворота - Андрей и дружина его была бы наказана смертной казнью. Да и сам Андрей, по тем же соображениям, скорее всего не воинский человек, а под дружиной следует понимать боевую группу из числа Меньших, не изменявших  Княжеской присяге.

Василий был помолвлен на Норвежской принцесе Кристине еще с 1252 года. Эта помолвка имела серьёзное политическое значение и должна была способствовать укреплению дружбы Норвежского короля Хакона с Русским князем. В задачу посольства, направляемого к Норвежскому королю в 1251 году для урегулирования приграничных споров, входила помолвка сына Александра. Согласно Норвежской саге написанной Стурлой Тордартсоном в 1260 г.г.  возглавлял это посольство некто Микьял "Звался Микьял и был рыцарем тот кто предводительствовал ими". Вероятно этого Микьяла следует отождествлять с  новгородским боярином Мишей, который упомятут еще в известиях о Невской битве 1240 г. в числе  одного из 6 отличившихся рыцарей, предком Новгородских Мишничей, об убийстве которого и говорит Новгородская летопись за 1257 год. Возможно это убийство в цепочке  казни новгородца Андрея с дружиной, смерти Анания, и убийства посадника Михалко как то связано с участием Миши в деле помолвки князя Василия. Ну например, Миша мог присоветовать расторгнуть помолвку, не предполагая серьезность последствий для зачинщиков бунта. Некоторые исследователи  путают понятие помолвка и понятие сватовства и всерьез пытаються анализировать причины расстройства женитьбы новгородского князя еще в 1252 году, когда в Новгород прибыло ответное посольство Хакона, забывая при этом, что Василию было всего 11-12 лет и речь конечно же могла быть только о помолвке. А вот причин для отказа в будующем сватовстве не было, достаточно вспомнить, что Александр Ярославович летом 1252 г. вернулся из орды Великим Князем. Несколькими годами позже Папа Иннокентий хвалит Великого Князя за то, что тот не покорился хану, следовательно на западе скорее всего не знали, что Александр был данником монголов, поэтому вассальное положение отца Новгородского князя не могло быть причиной отказа. Ситуация осложнилась к 1257 году, когда в северной Европе стало известно о Новгородском бунте и протестах против переписи что само по себе могло быть причиной расторжения договоренности со стороны отца Кристины, но возможно дело было в другом.

Женитьба уже 17 летнего Василия вопреки договоренности с Норвежским королем могла гораздо серьёзней подорвать авторитет Великого Князя, чем возможные подозрения  о его зависимом положении. В этом свете "суровость" наказания новгородцев выглядит более понятно. Русь в те времена вся была раздроблена, мало кто хотел платить подать Хану и зависимое положение Русских князей уже было не утаить. Точно так же сложно было утаить венчание Василия, в отличии например от любовного увлечения. По рассказам родственников: отец не признал брак Василия, запретил вносить эти сведения в летописи и требовал выдать ему молодую жену. Василий ответил отказом и был лишен княжения и титула в соответствии с древними Ярославовыми законами. Василий умер в 1271 г., восемь лет спустя после смерти отца в 1263 г.. Все эти детали могли стать известными его избраннице, которая став уже бабушкой, вполне могла передать изначальное содержание легенды своим внукам - Фектистовичам, от которых и пошли крестьянские линии предков, сохранивших предания.

Современные представления о  мотивах бегства Новгородского князя во Псков сложились во многом благодаря свободолюбивым тенденциям первой трети 19 века и трудам историков данного периода. Василий будто бы  таким образом выразил свое презрение деспотической политике отца, был лишен свободы передвижения и чуть ли не в кандалах доставлен в Суздаль. Еще в 1255 г. Александр Ярославович не только примирил вернувшегося на Русь родного брата Андрея с Ханом, но и дал ему во владение небольшой городок в Суздальских землях - Шую. Поэтому говорить о деспотической политике Великого Князя Александра Ярославовича неуместно.

Норвежская принцесса была выдана замуж уже в следующем 1258 году за Филиппа Кастильского. Испанские хроники утверждают, что Филипп узнал о том, что Кристина  свободна незадолго до женитьбы, и причиной расторжения помолвки следует считать события 1257 года.